Оспаривание мнимой сделки в банкротстве

ВС РФ установил стандарт доказывания при оспаривании мнимой сделки общества-банкрота

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

ВС объяснил, когда при банкротстве надо оценивать всю цепочку сделок

АСВ обвинило обанкротившийся «Национальный банк развития бизнеса» в выводе активов. Три инстанции разбираться в многочисленных «уликах» конкурсного управляющего не стали. Экономколлегия Верховного суда осталась этим недовольна и подробно рассказала почему.

Экономическая коллегия Верховного суда РФ опубликовала полную версию определения по делу о банкротстве ОАО «Национальный банк развития бизнеса», где затрагивались проблема финансовых схем и притворности сделок (№ А40-76551/2014). «Это определение выступает очередным примером, ориентирующим нижестоящие суды на необходимость всесторонней оценки обстоятельств обособленного спора об оспаривании сделок должника в деле о банкротстве и недопустимость сугубо формального подхода к доводам сторон», – комментирует Роман Зайцев, партнер Dentons.

Роман Зайцев, партнер Dentons: «В определении ВС отражен целый ряд выводов по вопросам применения норм как материального, так и процессуального права, которые облегчают задачу защиты прав кредиторов, пострадавших от недобросовестных действий должника в преддверии банкротства.

Фабула спора, или путешествия 82 млн руб.

Госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) как конкурсный управляющий оспорила в суде продажу банком помещений в центре Москвы (ул. Красная Пресня, д. 28, площадь 471,5 кв. м). Эту недвижимость банк продал Магомеду Заглиеву незадолго до банкротства – 24 сентября 2013 года. Цена сделки была 82,2 млн руб. При этом оплата недвижимости произошла не сразу (хотя в договоре было написано обратное), а лишь спустя полгода, за полтора месяца до банкротства – 7 марта 2014-го (правда, еще до этого Заглиев перепродал помещения другим лицам в долевую собственность).

По мнению АСВ, банк передал имущество безвозмездно. Это, как объясняло агентство, подтверждают ряд банковских операций и сделка купли-продажи векселей, совершенные до оплаты по договору по продаже помещений и в один день — 7 марта 2014 года. Их АСВ также просило признать недействительными. Банк таким образом вывел имущество, а деньги, заплаченные Заглиевым за недвижимость, являются средствами самой кредитной организации, уверены были в АСВ.

Все эти договоры и операции являются взаимосвязанными – прикрывают единую сделку по выводу активов в преддверии банкротства, резюмировало АСВ. Но три инстанции это не убедило: в иске агентству было полностью отказано. Оплата за помещения была, а спорные банковские операции права кредитной организации никак не затрагивают, мотивировали свое решение суды. Кроме того, на их взгляд, истек годичный срок исковой давности (для признания оспоримой сделки недействительной – п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса). Разбираться же подробно в предполагаемой «схеме» суды не стали. И напрасно. Дело по жалобе АСВ дошло до Верховного суда, и экономколлегия ВС (Иван Разумов, Ирина Букина и Сергей Самуйлов) отправила его на новый круг.

Срок давности

Прикрываемая сделка (по выводу активов) оспорена АСВ по сути по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве – как сделка, совершенная в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов банка, в первую очередь отмечается в определении ВС. Следовательно, течение срока исковой давности началось с того момента, когда АСВ узнало или реально имело возможность узнать не только о самом факте совершения спорных сделок и банковских операций, но и о том, что они являются взаимосвязанными, притворными и в действительности совершены во вред кредиторам (ст. 61.9 Закона о банкротстве). Обстоятельств, когда агентство узнало обо всем этом, суды не устанавливали, а значит, сделали преждевременный вывод об истечении срока давности, указала экономколлегия.

Как доказывало в судах агентство, при купле-продаже ценных бумаг стороны не намеревались использовать их в качестве отчуждаемого объекта. Банку были вручены неликвидные векселя без индоссаментов, ссылалось АСВ. А согласно ГК простое вручение векселей без совершения на них передаточных надписей не могло повлечь за собой перехода к банку прав по ценными бумагами.

Суды этим доводам надлежащей оценки не дали. Они решили, что неликвидность ценных бумаг не доказана. По их мнению, это может подтверждаться исключительно бухгалтерскими документами – балансом, отчетом о прибыли и убытках векселедателя. А вот ответы компетентных органов о непредоставлении векселедателями отчетности (о предоставлении отчетности с нулевыми данными) не свидетельствуют, на их взгляд, об отсутствии активов. Судьи ВС с этим не согласились.

Нижестоящим судам «надлежало оценить в совокупности представленные агентством документы, включая сведения компетентных государственных органов, определив, какая именно информация этими сведениями подтверждена, а также акты об отсутствии векселедателей по месту их нахождения, указанному в ЕГРЮЛ, и иные документы, установив реальность истребования вексельного долга у организаций, место нахождения которых неизвестно и которые не представляют отчетность (либо представляют отчетность с нулевыми данными)», говорится в определении ВС.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса участвующие в деле лица несут риск наступления последствий несовершения ими процессуальных действий, напомнила экономколлегия.

Исходя из этого судам следовало оценить и поведение процессуальных оппонентов агентства, по сути, отказавшихся от опровержения косвенных доказательств неликвидности ценных бумаг.

Бремя доказывания

Плохо проанализировали суды и доводы АСВ непосредственно о самой сделке купли-продажи недвижимости. Указание в договоре о совершенных расчетах, которых на самом деле не было; предоставление в регистрирующий орган договора без дополнительного соглашения к нему о рассрочке платежа для Заглиева (это позволило избежать регистрации ипотеки в пользу банка) – все эти ссылки АСВ суды проигнорировали.

Читайте так же:  Как оплатить судебный приказ о взыскании задолженности

Более того, остался без внимания и довод агентства о том, что конечным бенефициаром общества «Агросервис», участвовавшего в цепочке денежных переводов, был Антон Суслонов – заместитель председателя правления банка. Именно он как исполняющий обязанности председателя правления подписал адресованное регистрирующему органу письмо о том, что заключенный с Заглиевым договор купли-продажи недвижимости не является для банка крупной сделкой и сделкой с заинтересованностью.

Суды все это проверять не стали. Однако, если все эти обстоятельства будут доказаны, то это значит, что спорные сделки были совершены в условиях потенциального конфликта интересов: за недвижимость, переданную банком, Заглиев рассчитался средствами, полученными от компании, контролируемой менеджером банка, которая в свою очередь получила их от банка за неликвидные векселя без индоссаментов. Это переносило на процессуальных оппонентов АСВ бремя доказывания, говорится в определении ВС: именно им нужно обосновать то, что цепочка сделок основана на реальных хозяйственных отношениях, подтвердить действительное исполнение существующих обязательств (ст. 65 АПК).

Мнение юристов

Крайне важной представляется поддержка ВС доводов о возможности квалификации комплекса сделок купли-продажи имущества и ценных бумаг, а также ряда банковских операций в качестве взаимосвязанных недействительных сделок, прикрывающих единую сделку по выводу активов банка, считает Зайцев. «Нередко только при таком подходе оспаривание сделки и защита прав кредиторов будут возможны», – говорит он. Для практики большое значение имеет указание коллегии на необходимость оценивать всю цепочку взаимосвязанных сделок, уверен и Роман Маловицкий, советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». По его словам, ранее эта позиция также прослеживалась в актах ВС, однако на практике суды по-прежнему были склонны рассматривать сделки по отдельности.

Важную роль, по мнению юристов, могут сыграть и выводы экономколлегии относительно применения положений процессуального закона о доказывании – возложении бремени доказывания экономического смыла совершенных сделок на ответчиков. «Из текста следует, что это связано в первую очередь с имеющимся конфликтом интересов зампредправления банка, владеющего долей в одном из участников сделок и совершавшего юридически значимые действия от имени банка, – поясняет Маловицкий. – Тем не менее, на мой взгляд, эта позиция может в дальнейшем применяться и в других случаях, когда есть признаки недобросовестного поведения контрагентов».

Оспаривание цепочки сделок вместо виндикации

Пользователь

Хотелось бы услышать мнение профессионального сообщества на тему набирающего обороты в спорах об оспаривании сделок в банкротстве, представляющий собой оспаривание цепочки сделок по одному заявлению в банкротном деле
пример:
http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/37580d81-4ae9-40e2-85b6-657206ca9d5d/61b067ca-70aa-49ff-b459-2b8fb36261a0/A65-16256-2016_20181101_Opredelenie.pdf

Ранее в моем понимании, чтобы вернуть имущество многократно отчужденное приходилось идти в СОЮ или в Арбитраж по месту нахождения «владельца» имущества с виндикацией, что сильно уменьшало шансы на возврат имущества в конкурсную массу, теперь появляются примеры «разбора» в одном банкротном деле.
Это как новая веха, я проспал революцию или был слеп, что не видел очевидного (несмотря на то что долгое время штудирую практику)

Прошу высказаться, с примерами из жизни и со ссылками на ВС

С уважением к Вашему делу,

Пользователь

Обратите внимание на то, что здесь основанием оспаривания заявлена притворность. Суд ссылается на пленум ВС, где указано, что цепочка притворных сделок фактически есть единая притворная сделка. Раз сделка одна — то оспариваем все в деле о банкротстве.

При оспаривании по другим основаниям — все по старому.

Оспаривание безвозмездной сделки (трехлетний период) с незаинтересованным лицом

Добрый день.
Помогите, пжт, с такой ситуацией.
У должника (юрик) в трехлетний период мнооого банковских перечислений в адрес других юрид.лиц. Документов, подтверждающих обоснованность и возмездность сделок, нет. на лицо вывод активов.
на момент вывода денег признаки банкротства были (были неисполненные обязательства, но не было Решений суда, так что в арбитре не было информации о долгах), встречного удовлетворения нет, но заинтересованность никак не доказать.
возможно ли в этой ситуации оспорить банковские перечисления как недействительные сделки и вернуть деньги в конкурсную массу? или это относится с способу защиты права через взыскание неосновательного обогащения в рамках отдельного искового производства? там, к сожалению, СИскДавн пропущен самим директором

при этом в ст. 61.2 сказано: Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица

т.е. я так понимаю, что если встречное удовлетворение несоразмерно, то надо доказывать заинтересованность и осведомленность другой стороны, а если сделки вообще безвозмездные — не надо, поскольку порок сделки и так присутствует

при этом в одном деле о банкротстве судья намерен удовлетворить 5 таких заявлений, а в другом деле другой судья говорит об отсутствии доказательств осведомленности/заинтересованности

А Вы как считаете?

Пользователь

т.е. Вы считаете, что если безвозмездность, то не надо заинтересованность и осведомленность доказывать?

но суды ссылаются на общие требования необходимости доказывания всей совокупности из трех условий:

п.5 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»
В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего постановления)

Я даже в консультанте не нашла ни одного решения, где безвозмездные сделки отменяли в отношении незаинтересованного лица

Есть еще такие тезисы
В соответствии с п. 2.3.1 Информационного письма ФНС от 29 июня 2017 г. N СА-4-18/12520 «О направлении обзора судебных актов», Покупатель, приобретая имущество за почти символическую цену, не мог не осознавать того, что сделка с такой ценой нарушает права и законные интересы кредиторов. В обзоре содержится разъяснение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации (Определением от 22.12.2016 N 308-ЭС16-11018) в части того, что отчуждение не имеющего недостатков имущества по цене, заниженной многократно, не могло не породить у любого добросовестного и разумного участника гражданского оборота сомнений относительно правомерности отчуждения. Покупатель не мог не осознавать то, что сделка с такой ценой нарушает права и законные интересы кредиторов, справедливо рассчитывающих на удовлетворение их требований за счет равноценного денежного эквивалента, полученного от реализации недвижимости

Читайте так же:  Как сменить владельца сим карты мегафон

здесь как раз дается разъяснение об осведомленности второй стороны сделки, если цена неравноценная

но понимания у суда я не нахожу

может, у кого практика есть по оспариванию безвозмездных сделок с незаинтересованными лицами в трехлетний период?

Пользователь

Как сделку НО можно взыскать только в случае, если есть вред кредиторам, неплатежеспособность и т.д.
В моём приведенном примере мы ссылались на всё это + указывали, что Ответчик был фирмой-однодневкой без ресурсов для исполнения обязательства и проч.
Суд указал: «Таким образом, действия сторон по спорной сделке были направлены фактически на безвозмездный вывод активов должника в предверии банкротства, что направлено на причинение вреда кредиторам должника. Судом также принято во внимание, что ООО создано 14.07.2014, а первое перечисление денежных средств произведено должником 08.08.2014, т.е. практически после создания юридического лица, что также свидетельствует о намерении вывода денежных средств. Кроме того, судом принято во внимание то обстоятельство, что в момент совершения сделки имелась задолженность перед иными кредиторами. «.

Почему и говорю о том, что сделкой сложнее.

Но и НО непредсказуемо. Часть судей взыскивает, другая часть — категорически нет.
Мы сейчас при взыскании НО всегда на книги продаж/покупок ссылаемся, на возможность/невозможность Ответчика предоставить встречное исполнение и проч. Используем речевые обороты налоговой))) И про массовые адреса, и про заблокированные счета, и про номинальных руководителей.

Пользователь

В моей голове в конструкции п 2 ст. 61.2 безвозмездность имеет значение для пп. а и пп. б .5 Постановления № 63, т.е. для доказывания обстоятельств того, что:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов.

На это прямо указано в самой п.2 ст. 61.2:
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если
1) на момент совершения сделки . есть неплатежеспособность/ недостаточность
и
2) сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

А вот уже по пп «в» о том, что «другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели», уже просто на безвозмездности не пройдет, как мне кажется.
Здесь нам говорят, что надо доказать, что сторона сделки: 1) есть заинтересованное лицо либо 2) знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов либо 3) знала или должна была знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности.

Виктория! подвязывает, как я понимаю, безвозмездность к второму обстоятельству. Что при безвозмездности сторона априори должна знать об ущемлении интересов. Только вот об ущемлении чьих интересов априори знает другая сторона? Кредиторов, как говорит Пленум 63, или самого должника?

Видео (кликните для воспроизведения).

Как мне кажется, что при таком раскладе сторона сделки априори знает о нарушении интересов самого должника. Так как о наличии кредиторов сторона может и не знать.

Я в такой ситуации добавляю правовое обоснование требований пунктом 2 ст. 174 ГК и великой 10 ГК.
«В силу п. 2 ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная . органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана недействительной . если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица . В п. 93 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25 указано, что о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, . другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения«

Но такая конструкция работает только в том случае, если не было промежуточных директоров, т.е. сразу после накосячившего директора был утвержден КУ. Иначе будет пропуск срока исковой давности.

В моей голове в конструкции п 2 ст. 61.2 безвозмездность имеет значение для пп. а и пп. б .5 Постановления № 63, т.е. для доказывания обстоятельств того, что:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов.

На это прямо указано в самой п.2 ст. 61.2:
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если
1) на момент совершения сделки . есть неплатежеспособность/ недостаточность
и
2) сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

А вот уже по пп «в» о том, что «другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели», уже просто на безвозмездности не пройдет, как мне кажется.
Здесь нам говорят, что надо доказать, что сторона сделки: 1) есть заинтересованное лицо либо 2) знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов либо 3) знала или должна была знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности.

Виктория! подвязывает, как я понимаю, безвозмездность к второму обстоятельству. Что при безвозмездности сторона априори должна знать об ущемлении интересов. Только вот об ущемлении чьих интересов априори знает другая сторона? Кредиторов, как говорит Пленум 63, или самого должника?

Как мне кажется, что при таком раскладе сторона сделки априори знает о нарушении интересов самого должника. Так как о наличии кредиторов сторона может и не знать.

Я в такой ситуации добавляю правовое обоснование требований пунктом 2 ст. 174 ГК и великой 10 ГК.
«В силу п. 2 ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная . органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана недействительной . если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица . В п. 93 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25 указано, что о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, . другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения«

Читайте так же:  Когда должны выдавать квитки о зарплате

Но такая конструкция работает только в том случае, если не было промежуточных директоров, т.е. сразу после накосячившего директора был утвержден КУ. Иначе будет пропуск срока исковой давности.

Можно ли оспорить старую сделку в банкротстве, решил Верховный суд

В деле о банкротстве ООО «Синергия Инвест» № А56-31805/2016 его конкурсный управляющий Роман Шестаков пытается вернуть банкроту несколько нежилых помещений в центре Петербурга. Их за 34,5 млн руб. купил в 2013 году гендиректор должника и владелец доли в его материнской компании Кирилл Ласкин. В это время он был одним из акционеров банка «Советский», который получил от ЦБ предупреждение о риске ликвидности. Чтобы увеличить чистые активы банка, Ласкин подарил ему купленные помещения. Эти сделки и пытается оспорить Шестаков, который указывает на недобросовестность и аффилированность покупателя.

Суд первой инстанции отклонил требования управляющего, поскольку сделка совершена 13 мая 2013-го, а дело о банкротстве возбуждено 17 мая 2016-го. Трехлетний срок подозрительности уже истек, как и срок для виндикации недвижимости у банка. Суд не стал признавать сделку недействительной и по общим, внебанкротным основаниям: он не увидел недобросовестности в действиях сторон.

Иного мнения оказалась апелляция. Она прислушалась к доводам управляющего о том, что Ласкин был аффилирован по отношению к продавцу и конечному покупателю помещений. 13-й ААС подчеркнул, что недвижимость была куплена за 34,5 млн руб. при реальной рыночной цене 704 млн руб. Если у Ласкина есть интерес поддержать финансовое положение банка – это еще не оправдывает нарушения прав «Синергии Инвест», рассудила апелляция. Суд округа отменил ее постановление и оставил в силе решение первой инстанции, отказавшей в признании сделок недействительными.

Управляющий оспорил сделки в Верховном суде. Он настаивает, что надо оставить в силе решения нижестоящих инстанций, поскольку поведение сторон сделки не было обычным. Помещения были единственным активом должника, но он продал их почти в 20 раз дешевле реальной стоимости, имея 150-миллионную кредиторскую задолженность. Все спорные сделки совершали заинтересованные лица, поэтому их нельзя признать добросовестными, указывает управляющий. Он подчеркнул, что проблемы одного юрлица нельзя решать за счет другого.

Но эти доводы не смогли убедить экономколлегию Верховного суда, которая оставила жалобу без удовлетворения. Шестакову не удалось оспорить сделки.

Как в процессе банкротства доказать, что сделка не является мнимой

Мнимые сделки при банкротстве – это сделки, заключенные только для вида, без намерения сторон исполнить обязательства по договору. Никаких правовых последствий после их совершения не наступает. Например, имущество фирмы может быть продано третьему лицу, однако, по факту пользователем собственности остается компания, а покупатель не переводит деньги за покупку. С помощью таких договоров недобросовестные должники пытаются вывести имущество и избежать исполнения обязательств.

Согласно ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка является ничтожной, то есть ее последствия недействительны с момента совершения. Арбитражные суды подозрительно относятся к сделкам, совершенным в преддверии банкротства юридического лица. Соглашение может быть аннулировано по требованию кредиторов, если должник не подтвердит его правомерность.

Мнимость сделки при банкротстве определяется после анализа обстоятельств

Ранее в судебных заседаниях по ликвидации через банкротство принимались во внимание формальные доказательства. Если контрагент подтверждал заключение договора и предоставлялись документы – сделка признавалась судом действительной. Но ведь мнимая сделка характеризуется тем, что заключается только на бумаге, а ее правовые последствия не наступают.

Верховный суд РФ в п. 86 постановления от 23.06.2015 № 25 указывает, что для подтверждения договора стороны могут выполнить формальные действия, но они не говорят о действительности сделки, если ее мнимость подтверждается иными обстоятельствами. Сейчас для проверки сомнительных сделок при банкротстве рассматриваются реальные факты и анализируется возможность исполнения обязательств по договору. То есть, совершение сделки нужно будет подтверждать не только формальными документами о ее заключении и свидетельством контрагента, но и другими доказательствами.

Что нужно предоставить суду для подтверждения сделки

В случае оспаривания сделки при банкротстве суду следует предоставить фактические подтверждения исполнения обязательств:

  • при продаже имущества компании нужно доказать факт получения продавцом денежных средств и факт передачи собственности новому владельцу;
  • при подтверждении договора аренды нужны документы о его регистрации, а также бумаги, подтверждающие расходы на содержание арендуемого помещения;
  • при рассмотрении сделки на поставку товара или выполнение работ суд исследует факты, свидетельствующие о том, что подрядчик действительно мог оказать услуги по договору: есть ли у него нужные материалы или оборудование; укомплектован ли штат специалистов; получены ли необходимые лицензии и допуски; могут ли стороны предоставить результаты выполнения работ.

Недействительные сделки при банкротстве выявляются еще по одному обстоятельству – аффилированности сторон, их связи между собой. Например, когда юридические лица-контрагенты имеют одинаковый состав учредителей или должностных лиц либо одинаковые юридические адреса. Такие сделки будут подвергаться в суде пристальному анализу.

ВС РФ разграничил сделки должника, оспариваемые в деле о банкротстве и в общегражданском порядке

ВС РФ напомнил судам, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Реквизиты судебного акта

ООО «Фирма Строительство и Инвестиции», ООО «КомплексСтрой»

Общество «Фирма Строительство и Инвестиции» (далее — продавец, фирма) и общество «КомплексСтрой» (далее — покупатель, общество) 01.02.2006 заключили договор купли-продажи недвижимого имущества — 1/2 доли нежилого здания общей площадью 1 800 кв. м стоимостью 14 млн руб. и со сроком оплаты в течение 12 месяцев с момента подписания договора.

Читайте так же:  Аттестация водителя пожарного автомобиля

В июне 2006 г. фирма и общество заключили дополнительное соглашение (далее — дополнительное соглашение) к вышеуказанному договору купли-продажи, в соответствии с которым стоимость недвижимого имущества была изменена и составила 1,5 млн долл. США, а также установлен новый срок оплаты — 48 месяцев с момента подписания договора купли-продажи.

В ноябре 2011 г. гражданин К. — участник общества-покупателя с долей 16,66% в уставном капитале — обратился с заявлением о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости доли. Однако общество отказалось это сделать. В итоге арбитражный суд в решении от 02.08.2013 по делу № А40-90305/12 взыскал с общества денежные средства по оплате действительной стоимости доли К.

Затем К. обратился с иском о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения, заключенного между фирмой и обществом. Он ссылался на то, что оспариваемое дополнительное соглашение фактически было заключено в 2012 г. после его обращения с заявлением о выходе из состава участников и выплате ему действительной стоимости доли, и утверждал, что ответчики, заключив спорное соглашение, не имели намерения его исполнять. Их действительная воля была направлена на уклонение общества от исполнения обязанностей по выплате действительной стоимости доли К. Увеличив цену сделки по отчуждению имущества, ответчики, по мнению истца, злоупотребили своим правом.

Позиция судов

Суд первой инстанции оставил исковые требования К. без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Он посчитал требование истца подлежащим рассмотрению в соответствии с п. 1 ст. 126 и п. 1 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в деле о банкротстве общества. В обоснование данного вывода суд сослался на п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в котором разъяснено, что с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

При этом суд исходил из того, что требование К. является реестровым. С момента открытия конкурсного производства, в случае признания сделки по передаче должнику недвижимого имущества недействительной, происходит трансформация неденежного требования о возврате имущества покупателем (должником) в денежное требование по возврату стоимости этого имущества. Решение суда первой инстанции поддержали апелляция и кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС РФ признал обоснованными доводы кассационной жалобы К. Вслед за кассатором ВС РФ отметил, что нижестоящие инстанции, во-первых, не учли того обстоятельства, что исковое требование о признании недействительным дополнительного соглашения заявлено на основании ст. 166, 168 ГК РФ как сделки, нарушающей требования гражданского законодательства. В связи с чем заявленный К. иск не может быть рассмотрен в деле о банкротстве и подлежит рассмотрению по существу в исковом производстве вне рамок дела о банкротстве общества. Во-вторых, суды неправильно определили требование К. о признании недействительным дополнительного соглашения реестровым. В случае удовлетворения такого требования новых обязательств по уплате денежных средств для должника в деле о банкротстве не возникает.

Как указывал К., иск о признании недействительным дополнительного соглашения заявлен им на основании ст. 166, 168 ГК РФ, а не положений Закона о банкротстве. При этом он обратился в арбитражный суд ранее, чем было подано заявление о признании общества банкротом. Указанным доводам К. о правовых основаниях заявленного им иска о признании дополнительного соглашения недействительным, дате обращения в суд с иском и наличии интереса в оспаривании сделки нижестоящие суды должной оценки не дали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что поводом для обращения К. с иском по настоящему делу являлось то обстоятельство, что определением арбитражного суда в третью очередь реестра требований кредиторов включено требование кредитора-фирмы — в размере 29 млн руб., как неустойки, начисленной этим лицом на основании оспариваемого К. дополнительного соглашения.

Оспаривание сделок при банкротстве физического лица

Сделки, совершенные за 3 года до банкротства, могут быть оспорены (отменены)!

Многие воспринимают этот факт без словосочетания «могут быть» и отказываются от банкротства лишь потому, что 2 года назад продали автомобиль. На самом деле, оспорить («аннулировать») сделку в процедуре банкротства физического лица не так-то просто, особенно, если сделка совершена более года назад. Дочитав статью до конца, Вы узнаете, как и какие сделки могут быть оспорены в банкротстве, а также сможете самостоятельно оценить собственные сделки на предмет оспоримости.

Уважаемые читатели, в одной статье не получится разобрать все нюансы оспаривания сделок при банкротстве. Мы постарались привести и разобрать наиболее распространенные ситуации. Если «на кону» дорогостоящее имущество, то лучше доверить анализ Ваших сделок и защиту Вашего имущества профессионалам! К сожалению, зачастую, люди обращаются к нам слишком поздно. Например, когда уже сделку оспорил суд первой инстанции, и помочь в этой ситуации довольно-таки сложно. Своевременное участие профессиональных юристов компании «Долгам.НЕТ» позволит Вам и покупателям Вашего имущества «оставить все на своих местах». Стоимость наших услуг несоизмеримо меньше суммы потерь от возможного оспаривания сделок. Не надейтесь «на авось», звоните и получите консультацию по телефону: 8-800-333-89-13.

Отмена сделок при банкротстве физических лиц

В процедуре банкротства физического лица финансовый управляющий или кредиторы могут оспорить сделки должника, совершенные за три года до принятия судом заявления о признании банкротом. Поэтому, зная о наличии каких-либо сделок с недвижимостью, автотранспортом, банк может инициировать Ваше банкротство самостоятельно, чтобы получить возможность их оспорить. Оспаривание сделок входит в непосредственные обязанности финансового управляющего в деле о банкротстве, поэтому если он работает за счет кредитора, то наверняка будет более настойчив, чем если бы его услуги оплачивали Вы. Как говорится, «кто платит, тот и заказывает музыку».

Читайте так же:  Банкротство физических лиц в туле отзывы

Кроме того, у финансового управляющего или у кредиторов есть возможность признать недействительными сделки, совершенные после 1 сентября 2010 года (за период более 3-х лет) на основании общих норм Гражданского кодекса РФ (ст. 10 и ст. 168 ГК РФ). Сделки за 3-х летним периодом по общим нормам ГК РФ в процедурах банкротства физического лица оспариваются не часто и при условии, что:

  • На момент совершения сделки должник знал о наличии долга и невозможности его оплатить;
  • Налицо злоупотребление правами со стороны должника (в короткий промежуток времени отчуждается всё ликвидное имущество, за счет которого долги перед кредиторами могли бы быть погашены).

Кредитор, или финансовый управляющий должен доказать, что сделка совершена с единственной целью — причинить вред кредиторам. Что, как Вы понимаете, довольно-таки сложно. Примером таких сделок являются:

  • дарение, продажа по заниженной стоимости объекта собственности заинтересованному лицу (близкому родственнику) при наличии признаков неплатежеспособности (например, наличие просрочек по кредитам);
  • дарение, продажа имущества после вынесения решения суда о взыскании с Вас задолженности с целью избежать обращения взыскания на данное имущество.

На практике, указанные общие нормы Гражданского кодекса применяются при банкротстве физических лиц, задолжавших десятки, сотни миллионов рублей.

Чем больше времени с момента совершения сделки прошло, тем меньше шансов ее оспорить:

  • второй стороной сделки выступал близкий родственник или иное лицо, знавшее о том, что сделка совершается с целью причинить вред кредиторам;
  • должник на момент совершения сделки отвечал признакам неплатежеспособности (например, имелась просрочка по кредитам, неоплаченный в срок налог) или недостаточности имущества (стоимость имущества на момент сделки была меньше суммы обязательств);
  • в результате сделки был причинен вред кредиторам (вред кредиторам наносят сделки, совершенные по «заниженным ценам», договора дарения и т.п. сделки, которые привели к ухудшению материального положения должника);
  • если проданное (подаренное) имущество не входит в перечень «неприкосновенного имущества».

Бремя доказывания этих условий лежит на заявителе: финансовом управляющем или кредиторе.

Сделки с единственным жильем

Сделки должника с жильем, являющимся единственным пригодным для его проживания, не причиняют вреда кредиторам, т.к. не могут быть реализованы в рамках исполнительного производства или в процедуре реализации имущества в деле о банкротстве физических лиц. Однако, несмотря на это, на практике часто такие сделки оспариваются судами в процедурах банкротства. Смысл «разворота» таких сделок не понятен, т.к. в результате все равно вернувшееся единственное жилье в рамках процедуры банкротства не реализуется на основании статьи 446 ГПК РФ.

Пример 1. Должник продал маме дачу 1,5 года назад (после 1 октября 2015 года), у него же осталось единственное жилье — квартира. Первые просрочки у должника начались 2 года назад, и просрочка платежа начала носить регулярный характер. Должник или его кредитор подали заявление о признании его банкротом.

Финансовый управляющий имеет реальные шансы оспорить сделку по продаже дачи. Единственное, что нужно будет доказать в этом случае для оспаривания сделки — это наличие вреда кредиторам. Для этого будет исследоваться: рыночность цены сделки, реальность расчетов по сделке, дальнейшая судьба полученных должником денежных средств.

Пример 2. Должник имел 2 квартиры, одну подарил 2 года назад своему отцу. Кредиты взял уже после совершения сделки и лишь три месяца назад лишился работы и, как следствие, перестал оплачивать кредиты. Обратился в суд о признании его банкротом.

Финансовый управляющий и кредиторы не смогут оспорить сделку по дарению квартиры, т.к. на момент совершения сделки отсутствовали какие-либо обязательства перед кредиторами.

Пример 3. Должник за 8 месяцев до подачи заявления о признании себя банкротом продал свою трехкомнатную квартиру в центре Москвы за 1 000 000 рублей (цены на недвижимость в центре Москвы мы приводить не будем, но и так понятно, что один миллион – это сильно заниженная цена для трешки в центре Москвы). В банкротстве эта сделка может быть оспорена финансовым управляющим.

Именно для оценки финансовым управляющим возможности оспаривания сделок при подаче заявления о признании банкротом в перечень прилагаемых к нему документов входят копии документов о совершавшихся в течение 3-х лет сделках с недвижимостью, ценными бумагами, транспортными средствами и иных сделках на сумму свыше 300 000 рублей.

Даже если должник скрыл информацию о сделках, совершенных в 3-х летний период, финансовый управляющий узнает об этом. Ведь финансовый управляющий в обязательном порядке запрашивает сведения об имуществе и сделках должника в Россреестре, ГИБДД, ГИМС, Гостехнадзоре, ФНС и т.д.

Какие сделки оспариваются

  • брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
  • уплата налогов и сборов;
  • действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения, а также само мировое соглашение;
  • перечисление другому кредитору в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника;
  • банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами;
  • выплата заработной платы, в том числе премии — для индивидуальных предпринимателей.

Мы рассмотрели наиболее распространенные ситуации. Зачастую, мелкие нюансы могут сыграть важную роль при рассмотрении вопросов об оспаривании сделок при банкротстве физических лиц. Мы рекомендуем не полагаться на случай и не подходить к этому вопросу поверхностно, а доверить анализ Ваших сделок профессионалам.

В команде проекта «Долгам. Нет» работают грамотные юристы и финансовые управляющие, которые наверняка определят, какие из Ваших сделок подлежат оспариванию, и помогут защитить Ваши интересы. Банкротство физических лиц и ИП — профиль нашей компании, поэтому мы осведомлены обо всех последних изменениях в законодательстве.

Видео (кликните для воспроизведения).

Мы оказываем профессиональные услуги по анализу сделок, совершенных в преддверии банкротства (за 3 года), а также осуществляем юридическую защиту интересов должника при обособленных спорах об оспаривании сделок в процедуре банкротства. Подробности по телефону 8-800-333-89-13.

Оспаривание мнимой сделки в банкротстве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here