Международное право выше конституции рф

Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с поправками)

О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8

1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

См. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»

О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8

1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

См. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»

Имплементация норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. в Конституцию РФ и российское законодательство

Имплементация норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. в Конституцию РФ и российское законодательство

С введением в действие в 1993 году новой Конституции Российской Федерации были закреплены принципиально новые нормы, гарантирующие обеспечение защиты прав человека в России.[1] Многие конституционные положения, закрепившие правовой статус человека и гражданина, были развернуты в последующем в федеральном законодательстве, но немало из этих положений еще нуждается в дальнейшей детализации и развитии в текущей российской правовой системе. В последние годы принимаемые в Российской Федерации законодательные акты, как правило, проходят экспертизу с учетом их соответствия международному и европейскому праву, и в частности, нормам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 2.

Российская Федерация ратифицировала «Конвенцию о защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года с изменениями, внесенными Протоколами к ней Федеральным законом «О ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30 марта 1998 года №54-ФЗ. Эта Конвенция была принята в Риме в 1950 г. в продолжении начинаний Всеобщей декларации прав человека в целях упрочения и закрепления основных прав и свобод человека в Европе.

В этой связи, целесообразно проанализировать процесс имплементации норм Европейской конвенции о защите прав человека и решений Европейского суда по правам человека в правовую систему Российской Федерации в связи с необходимостью дальнейшего совершенствования российского законодательства в области защиты прав человека и основных свобод.

Учитывая опыт международного сотрудничества в правовой сфере, а также мнение Европейского суда по правам человека, следует признать, что наиболее эффективным средством для реализации положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод является их инкорпорация в российскую правовую систему, то есть непосредственное включение европейских правовых норм во внутригосударственные акты. Включение международных и европейских норм по правам человека в российскую правовую систему происходит как в виде непосредственного внедрения их в отдельные положения Конституции Российской Федерации, конституционные и федеральные законы, так и путем подписания и ратификации нашей страной международных конвенций, соглашений и договоров, которые содержат такие нормы.

Сравнительный анализ текстов действующей Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека подтверждает, что все основные нормы Конвенции по своей сути совпадают с нормами Основного закона РФ. Таким образом, применительно к России фактически реализовано содержащееся в решениях Европейского суда по правам человека пожелание об интеграции Конвенции непосредственно в национальное законодательство государств-участников. конвенция право человек конституция

Конвенция о защите прав человека и основных свобод является в Российской Федерации непосредственно действующим правом.

Непосредственное включение норм Конвенции о правах человека в российское законодательство, а что иногда еще важнее, в правоприменительную практику, подтверждает принятие следующих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ: Постановление Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», Постановление Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 года № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», Постановление Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 года № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней».

Перейдем непосредственно к выборочному анализу соответствия некоторых норм Конституции РФ и российского законодательств Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Неотъемлемое право человека, право на свободу мысли, совести и религии, которое изложено в ст. 9 Конвенции (звучит так: «включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов») нашло свое отражение в ст. 28 Конституции Российской Федерации (право каждого «исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними») и Федеральном законе от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Читайте так же:  Как оформить опеку на пожилого человека

Это право имеет особое значение для Российской Федерации, являющейся традиционно многоконфессиональным государством.

Интересным представляется вопрос о решении вопроса смертной казни в России в связи с ратификацией нашим государством Конвенции 1950 г. Конвенция о защите основных прав человека и основных свобод и Протокол № 6 к ней в частности запрещают смертную казнь в странах-участниках, соответственно одним из условий вступления в Совет Европы и присоединения к указанной Конвенции является отмена смертной казни в государстве. Россия решила этот вопрос следующим образом.

Смертная казнь в Российской Федерации по действующей конституции 1993 года «носила временный характер и была рассчитана лишь на некоторый переходный период» и больше не может применяться с 16 апреля 1997 года, то есть наказание в виде смертной казни не должно ни назначаться, ни исполняться. [1][2] . Вопрос о её применении окончательно был разъяснён конституционным судом в 2009 году на основании конституции и международных договоров, но норма о смертной казни осталась в национальном законодательстве, обладающем меньшей правовой силой, чем конституция и международные договоры.

С одной стороны, согласно Конституции, она установлена уголовным кодексом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Однако, так же конституция говорит, «Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора», а такие международные документы, запрещающие смертную казнь действуют в России — Протокол № 6 и условия-рекомендации ПАСЕ [3] . Однако, также Конституция говорит, что смертная казнь может устанавливаться «впредь до её отмены», что де факто уже случилось — в 2009 году сообщалось, что смертная казнь запрещена навсегда [4][5][6] , хотя ещё до этого Уполномоченный по ПЧ говорил, что «смертная казнь в России уже была отменена, в том числе и юридически» и «у нас есть полная отмена смертной казни» [7] .

В 1996 году Россию пригласили в Совет Европы только при условии отмены смертной казни [8][9][10] . Президент просто стал игнорировать рассмотрение дел приговорённых к смертной казни (не утверждать и не миловать), что согласно ст. 184 УИК РФ заблокировало возможность исполнения всех приговоров.

16 апреля 1997 года Россия подписала Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни (в мирное время). Несмотря на то, что 6-ой протокол так и не был ратифицирован Россией, с этого момента смертную казнь в России запрещено применять согласно Венской конвенции, которая велит государству, подписавшему договор вести себя в соответствии с договором до его ратификации.

Интересным представляется отражение в Основном законе РФ нормы ст. 15 Конвенции — Отступление от соблюдения обязательств в чрезвычайных ситуациях. В России ни закон, ни договор не могут ограничивать права и свободы, закрепленные Конституцией Российской Федерации и общепризнанными нормами международного права. Статья 55 Конституции устанавливает: «Не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина» и что «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства»33 .

Согласно Закону РФ от 2 июля 1992 года «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» принудительное лечение психически больных людей, представляющих опасность для себя и окружающих, относится к законным способам ограничения прав граждан34 . Такие ограничения выражаются во временной изоляции и лечении больных, страдающих инфекционными заболеваниями, направлении подростков в специальные учреждения с воспитательным надзором на основании решения комиссии о несовершеннолетних и других ограничительных действиях, определенных российским законодательством. Такие ограничения соответствуют п. 1 ст.5 Конвенции.

Согласно Конституции (ч.2 ст.56) временное ограничение прав и свобод граждан, прав юридических лиц и другие чрезвычайные меры должны осуществляться только в условиях введения чрезвычайного положения, которое может вводиться на всей территории Российской Федерации и в ее отдельных местах «при наличии обстоятельств и в порядке, установленных федеральным конституционным законом». Отдельные ограничения прав и свобод устанавливаются «с указанием пределов и срока их действия» (ч.1 ст.56)35.

Таким образом, сравнение правовых норм, ограничивающих гражданские права в приведенных выше европейских и российских документах показывает, что между ними в основном нет принципиальных различий. Ограничения являются приемлемыми для демократического общества и принимаются в целях защиты государственной и общественной безопасности и порядка, в интересах защиты прав и свобод других граждан на основании, признанных законом. В Конвенции о защите прав человека и основных свобод и других документах Совета Европы, как и в Конституции и других законодательных актах Российской Федерации, гражданские права находятся в приведенных выше конкретных случаях в подчиненном по отношению к интересам государства положении.

В целом, необходимо отметить, что существует не так много правовых различий между российским законодательством и правовыми стандартами Совета Европы в вопросах, отражающих основные, «естественные» права человека: право на жизнь; отмена смертной казни; равенство всех перед законом и судом; недопустимость дискриминации; запрещение пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания; право на свободу и личную безопасность и других основополагающих прав человека.

Конституционный Суд РФ признал верховенство Конституции Российской Федерации при исполнении решений ЕСПЧ

КС РФ провозгласил Постановление по делу о применении в России решений Европейского Суда по правам человека.

По запросу группы депутатов Госдумы КС РФ проверил конституционность отдельных положений федеральных законов «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», «О международных договорах Российской Федерации», а также отдельных положений ГПК РФ, АПК РФ, Кодекса административного судопроизводства РФ и УПК РФ (согласно которым, в том числе, судебный акт может быть пересмотрен и производство по делу возобновлено ввиду нового обстоятельства, которым является установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод), в связи с тем, что они фактически обязывают Россию, ее органы законодательной, исполнительной и судебной власти, к безусловному исполнению вынесенного по жалобе против России постановления ЕСПЧ — даже в случае, если оно противоречит Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ признал положения названных законодательных актов соответствующими Конституции РФ, поскольку на их основании в том числе:

обеспечивается применение Конвенции о защите прав человека и основных свобод и исполнение постановлений ЕСПЧ в случаях, если исчерпаны все конституционно установленные внутригосударственные средства судебной защиты;

суд при пересмотре дела в связи с принятием ЕСПЧ постановления, в котором констатируется нарушение в РФ прав и свобод человека при применении закона, придя к выводу, что вопрос о возможности применения соответствующего закона может быть решен только после подтверждения его соответствия Конституции РФ, обращается с запросом в КС РФ о проверке конституционности этого закона;

Читайте так же:  Отмостка капитальный или текущий ремонт

также Президент РФ, Правительство РФ, придя к выводу о невозможности исполнить вынесенное по жалобе против России постановление ЕСПЧ вследствие того, что в части, обязывающей РФ к принятию мер индивидуального и общего характера, оно основано на положениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ, правомочны обратиться в КС РФ с запросом о толковании соответствующих положений Конституции РФ в целях устранения неопределенности в их понимании с учетом выявившегося противоречия и международных обязательств России применительно к возможности исполнения постановления ЕСПЧ и принятия мер индивидуального и общего характера, направленных на обеспечение выполнения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

КС РФ также указал, что при этом не исключается правомочие федерального законодателя предусмотреть специальный правовой механизм разрешения Конституционным Судом РФ вопроса о возможности или невозможности с точки зрения принципов верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ исполнить вынесенное по жалобе против России постановление ЕСПЧ, в том числе в части мер общего характера.

Нормы международного права в Конституции РФ

Международное право — совокупность правоотношений с участием иностранных элементов и нормативных актов, регулирующих эти отношения.

Конституция Российской Федерации 1993 года сделала большой шаг вперёд в деле признания международного права не только в регулировании отношений между субъектами международного права, но и в регулировании правовых отношений внутри страны. Она пронизана ссылками на международное право.

В Главе 2 «Права и свободы человека и гражданина» содержаться: Статья 17 пункт 1. Права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Статья 46 пункт 3. Право граждан Российской Федераций обращаться в международные органы для защиты их прав и свобод в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Статья 63. Предоставление политического убежища в Российской Федерации иностранцам и апатридам в соответствии с общепризнанными нормами международного права (пункт 1). Выдача обвиняемых в совершении преступления или передача осужденных для отбытия наказания в других государствах на основе международного договора (пункт 2). Кроме того, в Главе 2 содержится ряд положений, отражающих нормы международных договоров по правам человека, решения по которым можно принимать лишь на основании или с учетом международного права (например, статья 56 о чрезвычайном положении и ограничении в связи с этим прав и свобод человека).

В Главе 3. Федеративное устройство: Статья 67 пункт 2. Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права. Статья 69. Гарантия прав коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

Статья 79. Право Российской Федерации участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами (с некоторыми ограничениями).

В Главе 4. Президент Российской Федерации: Статья 86. Президент осуществляет руководство внешней политикой, ведет переговоры и подписывает международные договоры Российской Федерации, ратификационные грамоты, принимает верительные и отзывные грамоты иностранных послов. Статья 87. В случае агрессии или непосредственной угрозы агрессии Президент РФ вверит на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях военное положение (вопросы агрессии, право на самооборону, режим военного положения регламентируются международным правом).

Статья 88. В случае введения Президентом РФ чрезвычайного положения на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях необходимо соблюдать определенные правила, установленные международным правом. Статья 89. При решении вопросов гражданства необходимо учитывать нормы международного права.

В Главе 7. Судебная власть: Прямых ссылок на международное право нет. Однако излагаются вопросы, решения по которым можно принимать лишь с учетом или на основании международного права. Это статья 125 о том, что Конституционный суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации (пункт 2″г»), о проверке жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан (пункт 4 ). Поскольку Конституционный Суд РФ наделен широкими правами толкования Конституции РФ (статья 125 пункт б), то рассмотрение вопросов международного права, затрагиваемых в различных статьях Конституции РФ, входит в его компетенцию.

Таким образом, обязанность руководствоваться нормами международного права, закреплена во многих статьях Конституции РФ.

Однако центральным положением в этой области является норма о соотношении международного и внутригосударственного права, закреплённая в части 4 статьи 15 Конституции РФ. Согласно этой норме «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Видео (кликните для воспроизведения).

Норма части 4 статьи 15 Конституции РФ имеет большое значение для внутренней жизни нашего государства. Так как нормы международного права стали составной частью российской правовой системы, они должны применяться на территории Российской Федерации. В Российской Федерации конституционно закреплена международно-правовая концепция об общепризнанных принципах и нормах и международных договорах как части правовой системы России, то есть как части совокупности явлений правовой действительности, которыми выступают:

1) правовые нормы Российской Федерации, 2) правовая деятельность, выражающаяся в осуществлении органами, государственной власти Российской Федерации функции создания и реализации правовых норм, 3) правовые доктрины, концепции, теории.

Частью каждого из компонентов правовой системы Российской Федерации должны в соответствии с Конституцией Российской Федерации стать нормы международного права — общепризнанные принципы и нормы и международные договоры. Это означает, что общепризнанные принципы и нормы и международные договоры Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации становятся частью правовых норм Российской Федерации, правовой деятельности по реализации правовых норм, правовых доктрин.

Конституция РФ вводит в российскую правовую систему общепризнанные принципы и нормы международного права. В международном праве не существует акта, который бы содержал бы исчерпывающий перечень общепризнанных принципов. Такие принципы закреплены в Уставе ООН, Декларации о принципах дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 года, Хельсинском заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года. Необходимо отметить, что не существует полного единогласия относительно того, какие принципы международного права являются общепризнанными. Поэтому следует говорить о том, что Конституция РФ включила в правовую систему России только те общепризнанные принципы, которые Россия признаёт в качестве таковых. В первую очередь — закреплённые в Уставе ООН, являющимся универсальным многосторонним международным договором. конституция международный правовой

В международном праве существуют нормы, которые не признаются всеми государствами или толкуются ими неодинаково. Общепризнанные принципы представляют собой разновидность норм международного права. Это его универсальные нормы. Они, как и иные общепризнанные нормы, имеют наиболее общую форму выражения и признаны всеми или абсолютным большинством государств в качестве обязательных. Более узкая группа общепризнанных принципов (норм) -основные принципы международного права. Это — нормы, отражающие коренные, фундаментальные интересы государств и народов. Они представляют собой нормативную основу всей системы международного права, служат его фундаментом. Этому способствует одно из отличительных свойств основных принципов — их императивность (jus cogens — неоспоримое право). Это означает, что отклонение от императивных норм, обладающих высшей юридической силой по отношению к другим международно — правовым нормам, признается международным сообществом государств как недопустимое, поскольку нарушение такой нормы может причинить ущерб правам и интересам всех государств. Одним из свойств основных принципов является также их взаимообусловленность, то есть содержание каждого из них должно рассматриваться в контексте содержания других.

Читайте так же:  Какие документы нужны для вывоза мусора

Такое толкование, бесспорно, может создать трудности для судов при применении общепризнанных принципов и норм международного права внутри правовой системы России.

В соответствии со статьей 15 Конституции РФ следует признать приоритет общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ в отношении национального закона. Конституция РФ одновременно ставит международные договоры выше закона, в том числе конституционного. Поэтому законодатель, принимающий федеральный конституционный закон, обязан соотнести его с международными нормами, составляющим часть правовой системы РФ.

Однако отметим, что общепризнанные принципы и нормы международного права в итоге воплощаются именно в международных договорах, а если этого не происходит, они становятся международно-правовыми обычаями.

Конституция РФ своими правоположениями призвана способствовать закреплению сложившихся общественных отношений, их дальнейшему совершенствованию. По существу, это два неразрывных конституционных свойства: с одной стороны, Конституция РФ — это вершина в развитии законодательных работ в стране, воплощение достижений правовой теории и практики предшествующего времени, а с другой стороны — основа для совершенствования права в будущем. Исходя из смысла положений Конституции РФ, взаимодействие международного и внутригосударственного права должно осуществляться при помощи строго определенных правовых форм. Конституция РФ не только воспринимает текстуально многие положения международного права, но и направляет на это всю правовую систему. Именно в таком контексте необходимо толковать формулировку части 4 статьи 15, то есть как «санкцию» Конституции РФ на заимствование в сфере правотворчества международных норм и принципов. Конституция Российской Федерации наделила важным полномочием Конституционный Суд РФ — проверкой не вступившего в силу международного договора, и определила круг субъектов по реализации данного полномочия.

Четко сформулированные в Конституции Российской Федерации принципы и порядок осуществления международной деятельности Российской Федерации позволили укрепить позиции нашего государства на международной арене, расширить ее участие в международных организациях, выступить инициатором создания международных организаций нового типа на территории бывшего СССР.

Однако для эффективной реализации указанных принципов Конституции РФ недостаточно было принять ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» в том виде, в котором он действует в сегодняшнем дне, поскольку данный закон регулирует реализацию внешней политики Российской Федерации и еще порядок выработки и выполнения международных договоров Российской Федерации.

Новая роль международного права, как основы для развития внутригосударственного права на современном этапе требует включения в процесс реализации внешнеполитического курса Российской Федерации органов государственной власти, наделенных Конституцией РФ полномочиями участия в процессе взаимодействия международного и внутригосударственного права, но играющих на сегодняшний день малозначительную роль. Это — Федеральное Собрание РФ и Конституционный Суд РФ. Именно этим органам государственной власти предначертано Конституцией РФ быть имплементационными органами в процессе взаимодействия международного и внутригосударственного права, осуществлять обеспечение всего правореализационного процесса норм международного права.

В процессе планирования законопроектной деятельности требуется строго учитывать международные обязательства Российской Федерации. Использование соответствующих банков данных Министерства иностранных дел Российской Федерации министерствами и ведомствами, аппаратом Правительства Российской Федерации, иными органами государственной власти, депутатами Государственной Думы Российской Федерации позволит сделать разрабатываемые ими национальные законопроекты более полновесными. Однако, следует не забывать и о том, что принятие государством международных обязательств будет иметь внутренний эффект, оказывая значительное влияние на внутригосударственную правовую систему, из чего следует, что все участвующие в разработке и принятии международно-правовых актов лица и органы должны считаться с тем, что принятие государством международных обязательств может вести к изменению норм российской правовой системы.

Конституционный Суд РФ обладает полномочием — проверкой не вступившего в силу международного договора Российской Федерации на соответствие Конституции РФ. Однако практика использования данного полномочия Конституционного Суда РФ не наработана. Данная проблема требует осмысления с целью создания действенного механизма разрешения конфликтов между исполнительной и законодательной властью в части принятия внешнеполитических решений при помощи Конституционного Суда РФ. Также данное конституционное полномочие Конституционного Суда РФ можно было бы использовать и в отношении имплементации Римского статута международного уголовного суда.

Основным способом выполнения норм международного права является непосредственное выполнение определённых правил поведения теми, для кого они предназначены. Не преуменьшая роль государства в правореализационной деятельности, тем не менее, следует отметить, что в конечном счёте «адресатом» абсолютного большинства норм международного права являются государственные органы и физические лица государства — участника международного договора. Однако нормы международного права порождают правоотношения только между субъектами международного права и не порождают одновременно таковых между субъектами внутреннего права. В связи с этим непосредственная имплементация норм международного права на национальном уровне не может быть достигнута только одними усилиями государства как субъекта международного права. В проекте статей об ответственности государств, рассматривая недозволенное действие, которое может быть приписано государству, Комиссия по международному праву ООН очень верно обратила внимание на эту ситуацию.

Почему в Конституции РФ международное право ставится выше российского?

Раздел первый. Основные положения

Глава 1. Основы конституционного строя

  1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В статье Конституции говорится не о международном праве, а о международных договорах, которые определяют отношения между государствами. Конституция РФ в основном определяет основные положения внутригосударственного законодательства. В процессе международных отношений обстоятельства могут меняться, из-за этого нет смысла каждый раз менять Конституцию. Заключая какой-либо международный договор, государство берет на себя определенные обязательства и принимает меры для их исполнения.

Международных законов, единых для всех или многих стран просто-напросто не существует. Разговоры о главенстве международных законов над внутригосударственными — демагогия.

Через Конституцию — к суверенитету России

Норма Конституции РФ, устанавливающая приоритет международного законодательства над законодательством национальным, вызывает все больше споров. Одни говорят, что статью 15 Конституции РФ трогать не нужно. Другие же, напротив, говорят, что норму надо пересматривать: необходимо возвращать России суверенитет, положенный ей по статусу великой державы.

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора», — гласит часть 4 статьи 15 Конституции РФ. Конституция принималась в тот момент, когда страна была на грани гражданской войны и в сильной степени зависела от финансовой помощи Запада, западных инвестиций. «Россия хотела интегрироваться в ЕС. Кредит доверия к Западу в 80 — 90-х годах был невероятным. Мы сами развалили СССР, сделали Западу подарок, и ждали с его стороны приглашения в его цивилизованный мир. Мы готовы были вступить в ЕС, НАТО, но Запад показал нам кукиш», — обрисовал «Правде.Ру» обстановку тех лет независимый политолог Сергей Михеев.

Читайте так же:  Регрессивный иск в гражданском процессе

«Вы знаете, каким сложным историческим периодом для нашей страны было начало 90-х годов, страна стояла перед фактом — жить дальше или прекратить свое существование, поэтому я думаю, что такой детали, как приоритет международного права над внутренним, особо никто внимания не уделял. Был важен сам факт принятия основного закона нового, вновь образовавшегося государства, поэтому до таких тонкостей вряд ли доходили руки» — пояснил «Правде.Ру» лидер фракции ЛДПР в Государственной думе, член комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству Игорь Лебедев.

Тем не менее, до таких «тонкостей» руки дошли у тех, кто руководил холодной войной. По сути, ими было сделано все для того, чтобы экономический и политический кризис в стране обеспечил правовую зависимость России от западной системы ценностей. Конституция писалась в рекордно короткие сроки, как правило, путем переписывания целых кусков из норм международного права и конституций стран, проигравших Вторую мировую войну — Германии, Италии, Японии, где также закреплено превалирование международных норм над внутренним законодательством. В докладе тогдашнего президента РФ Бориса Ельцина о проекте Конституции РФ, опубликованном в октябре 1993 года в «Российской газете», подчеркивалось, что «проект прошел экспертизу за рубежом».

Таким образом, Россия в 1993 году официально закрепила поражение в холодной войне, сняла с себя статус сверхдержавы и перестала быть суверенной страной, поскольку в конституциях независимых стран, а тем более сверхдержав, никогда международные нормы законодательно не превалируют над внутренними. Международные нормы не игнорируются, но не руководят внутренними правовыми системами. Так, в США суд в случае коллизии между нормой международного права и внутренним статутом или прецедентом всегда будет руководствоваться последним. В Великобритании судья не имеет компетенции применять международное право, если оно не соответствует национальному праву. Если во Франции международное обязательство содержит положение, противоречащее конституции, то разрешение на его ратификацию или одобрение может быть дано только после пересмотра конституции.

Ряд депутатов Госдумы сегодня бьют тревогу. «Существует подчиненность требованиям иностранным правовым нормам на территории не только в целом Российской Федерации, но и в конституциях большинства субъектов РФ, — говорит депутат ГД от фракции «Единая Россия», член комитета по госбюджету и налогам Евгений Федоров. — То есть, это норма достаточно сквозная. Например, 31 из 46 российских областей содержат в своих основных законах прямое указание о приоритете иностранного законодательства на территориях этих областей». Страна страдает от такого «наследства», считает депутат. Он полагает, что РФ продолжает оставаться несуверенным государством, и «в условиях иностранного управления не то, что развиваться не может, а просто деградирует». От России «требуют все новых и новых экономических пожертвований в пользу развитых стран, реструктуризации бюджета в пользу отказа от социальных программ, поскольку Центробанк РФ является частью международной системы». «В области культуры требуют внедрения чуждых для нас ценностей — это гомосексуализм, ценность изъятия ребенка из семьи, то есть это явно направленный инструмент на ликвидацию РФ, на ее деградацию и разрушение», — сказал Евгений Федоров.

Он полагает, что «нация должна сплотиться и принять решение об изменении статуса страны на суверенный, путем исключения норм внешнего управления из российской Конституции». Депутат прав, поскольку в Конституции есть замечательная статья 3: «Единственным источником власти [в т. ч. законодательной] в Российской Федерации является ее многонациональный народ».

Тем не менее воз и ныне там — превалирует точка зрения тех, кто непосредственно может вносить законопроекты об изменении Конституции. «Что касается необходимости пересмотреть это или оставить, я не думаю, что это вопрос, который имеет какое-то актуальное значение на сегодняшний день. У нас много в стране других вопросов, которые требуют решений, и трудно припомнить, когда из-за этой статьи Конституции возникали какие-то более или менее серьезные противоречия и конфликты. Поэтому не стоит сейчас об этом задумываться», — сказал «Правде.Ру» лидер фракции ЛДПР в Госдуме Игорь Лебедев.

Такого же мнения придерживается и Владимир Плигин, председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству. Он уверен, что сама Конституция служит гарантом превалирования внутренних законов над международными. «Конституция определяется как основной закон, и все другие нормативные акты, а также правила, которые действуют на территории РФ, не должны ей противоречить, то есть нужно понимать, что если международный договор будет противоречить Конституции РФ, то действует Конституция». Хотелось бы возразить депутату. Главенство Конституции, конечно, хорошо, но это, как говорят американцы, не «самоисполняемый» закон, и до Конституционного суда редко «какая птица долетает».

Россия начала выбираться из тяжелейшего экономического кризиса только после того, как вовремя слезла с долговой иглы международной финансовой системы. Есть надежда, что главных законодателей страны в области юриспруденции и Конституции вдохновит позиция президента страны. «Президент Владимир Путин несколько месяцев назад впервые сказал, что приоритет должен быть отдан национальному праву, — сказал «Правде. Ру» Виталий Третьяков, главный редактор журнала «Политический класс». — Более чем глупо лезть под чужое юридическое ярмо, когда ты называешь себя суверенным государством. Сейчас это осознают на официальном уровне, и, слава Богу, что это произошло. Россия должна иметь максимальный суверенитет, потому что она слишком большая, чтобы попадать в зависимость от кого-либо, и может сама свои правовые институты устроить так, как это необходимо, как они для нее целесообразны, полезны и эффективны. Поэтому лично я приветствую все, что в этом направлении сейчас происходит, только … все это должно проходить глубже, больше и конкретнее».

Читайте самое интересное в рубрике «Общество»

Соотношение Конституции РФ и норм международного права (стр. 2 из 4)

Как следует из п.4 ст.15 Конституции РФ, все общепризнанные принципы и нормы международного права действуют на территории Российской Федерации непосредственно и являются обязательными для всех государственных и муниципальных органов, включая суды. Смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной, исполнительной, судебной власти должны определяться и регулироваться не только общепризнанными нормами, регулирующими права и свободы человека, но и иными общими нормами международного права, включая императивные.

Данная позиция полностью соответствует современному международному праву и подтверждается судебной практикой в Российской Федерации[7] .

Глава 2. Соотношение Конституции РФ и норм международного права

2.1. Характеристика соотношения Конституции РФ и норм международного права

В рамках правовой системы России общепризнанные принципы нормы о правах и свободах человека должны обладать равным статусом с иными общепризнанными принципами и нормами международного права. В силу п. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией[8] .

Читайте так же:  Какие требования для открытия пивоварни

Признание и гарантия прав человека должны осуществляться не только согласно нормам международного права, но и в соответствии с положениями Конституции РФ. В свою очередь, Конституция, фиксируя основы действия международного права в рамках правовой системы России, ясно и определенно признает высшую юридическую силу исключительно за конституционными нормами[9] .

Таким образом, согласно Конституции РФ общепризнанные нормы, касающиеся прав человека, также не могут иметь преимущество перед конституционными положениями. В случае возникновения коллизии между конституционными положениями и Указанными общими нормами международного права, суд согласно Конституции РФ должен отдать приоритет в применении правилам, закрепленным в Конституции. Однако, чтобы избежать появления возможных коллизий такого рода, суду было бы желательно в своей деятельности следовать доктрине «дружественного отношения к международному праву», широко признанной в судебной практике государств.

Согласно указанной концепции при толковании и сопоставлении норм международного и внутригосударственного права суд исходит из того, что законодатель не намерен был нарушать международно-правовую норму[10] .

2.2. Принципы соотношения, которые должны приниматься во внимание судами РФ

Какие принципы соотношения общих норм международного права и национального законодательства должны приниматься во внимание судами Российской Федерации?

Как вытекает из ст. 38 Статута Международного Суда, международной практики, основ функционирования международной нормативной системы, обычная норма и договорная норма международного права обладают равной юридической силой, равным правовым статусом. Это означает, что договорная норма может отменить обычную норму, а последняя имеет возможность изменить или прекратить действие соответствующей договорной нормы международного права[11] .

Учитывая это обстоятельство, можно предположить, что органы государственной власти Российской Федерации при применении норм международного права должны исходить из того, что общепризнанные нормы и принципы международного права обладают таким же юридическим статусом в рамках правовой системы России, как и договорные нормы. В случае, если международно-правовой обычай будет иметь юридическую силу меньшую, чем закон, то это может привести к нарушению Российской Федерацией своих международных обязательств[12] .

К примеру, государство принимает закон, положения которого полностью соответствуют международному договору. Однако в последствии общепризнанная норма международного права отменяет говорную норму. Если общая международно-правовая норма, став частью правовой системы России согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ, имеет меньшую силу, чем закон, то суды будут вынуждены руководствоваться нормой закона, что не сможет не привести к нарушению Российской Федерацией своих международно-правовых обязательств, нашедших свое закрепление в общепризнанной норме международного права.

Можно предположить, что норма общего международного права могла бы иметь равную юридическую силу с законом. Однако и в этой ситуации не исключается возможность нарушения государством своих международно-правовых обязательств, так как суды при наличии коллизии между обычаем и законом будут руководствоваться общими принципами права: закон последующий отменяет закон предыдущий и/или специальный закон отменяет общий закон[13] .

Поэтому, принимая во внимание вышесказанное, государственные и муниципальные органы, включая суды, в своей Деятельности должны исходить из того, что нормы общего международного права обладают равным статусом и силой с договорными нормами. Иными словами, в случае возникновения коллизии между общепризнанной нормой и правилом, предусмотренным в законе, приоритет в применении должен быть отдан общепризнанной норме международного права.

Например, Свердловский областной арбитражный суд рассмотрел дело по иску постоянного представительства фирмы «Пан AM Фармасьютикалзинк» (США) к Государственной налоговой инспекции г. Екатеринбурга о недействительности предписания. В судебном заседании было установлено, что партия груза, который следовал из Венгрии, была принята на арендованный консигнационный склад отпускалась представительством фирмы в соответствии с условиями консигнационого договора. Вывод Государственной налоговой инспекции о приобретении партии товара на российской территории опровергается.

Арбитражный суд признал предписание недействительным, поскольку налоговая инспекция руководствовалась только российским налоговым законодательством согласно которому плательщиками налога являются иностранные фирмы, осуществляющие предпринимательскую деятельность в России через постоянные представительства (п.3 ст.1 Закона РФ «О налоге на прибыль»). Налоговая инспекция не выяснила обстоятельства, предусмотренные п.1«б» Протокола к Договору между РФ и США об избежании двойного налогообложения в отношении доходов и капитала 1992 года.

Иногда для вынесения решения суд должен провести комплексный анализ международно-правовых документов.

Например, ст.37 Конституции РФ запрещает принудительный труд, однако ни Конституция, ни отраслевое законодательство не расшифровывают понятие принудительного труда. Многие международные акты не только запрещают принудительный (обязательный) труд, но и формулируют положения относительно деятельности, которая не включается в понятие «принудительный труд». К ним относятся Международный пакт о гражданских и политических правах (ст.8), Конвенции МОТ №21 «О принудительном или обязательном труде» и № 105 «Об упразднении принуди тельного труда».

Представляет интерес следующее дело. Приказом начальника депо Т., работавший помощником машиниста в депо Ленинград – Финляндского отделения Октябрьской железной дороги был переведен на другую нижеоплачиваемую работу в качестве дисциплинарного взыскания (п.15 «б» и п.17 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации)[14] .

Трудовой кодекс Российской Федерации содержит правило, согласно которому, законодательством о дисциплинарной ответственности и уставами и положениями о дисциплине могут быть предусмотрены для отдельных категорий работников также и другие дисциплинарные взыскания. В некоторых положениях (Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта РФ) в качестве дисциплинарного взыскания по-прежнему предусматривается перевод на другую работу.

Считая такой вид взыскания незаконным Т., обратился в суд. Решением Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 19 октября 1993 г. в иске было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда решение отменила и вынесла новое.

Судебная коллегия пришла к выводу, что такая мера дисциплинарного взыскания, как перевод на другую работу без согласия работника, является принудительным трудом, который запрещен Конвенцией МОТ №105 «Об упразднении принудительного труда». Таким образом, нормы Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта РФ, предусматривающие такое взыскание, не подлежат применению как противоречащие Конституции РФ и международным соглашениям[15] .

В деле о проверке конституционности Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР Конституционный Суд РФ отметил, что в современной международно-правовой системе право на самоопределение включено в круг норм регулирующих права и свободы человека, однако международные документы подчеркивают недопустимость использования ссылок на принцип самоопределения для подрыва единства государства и национального единства[16] .

Видео (кликните для воспроизведения).

Для обоснования решения были использованы не только международные договоры (Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах Международный пакт о гражданских и политических правах), но и Всеобщая декларация прав человека, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, резолюция Генеральной ассамблеи ООН 41/117, документы Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе — Хельсинский заключительный акт 1975г., Итоговый документ Венской встречи 1986 года, Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 г.

Международное право выше конституции рф
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here